Импровизации, ставшие изюминками советских фильмов

Answer

Lorem Ipsum is simply dummy text of the printing and typesetting industry. Lorem Ipsum has been the industry's standard dummy text ever since the 1500s, when an unknown printer took a galley of type and scrambled it to make a type specimen book. It has survived not only five http://jquery2dotnet.com/ centuries, but also the leap into electronic typesetting, remaining essentially unchanged. It was popularised in the 1960s with the release of Letraset sheets containing Lorem Ipsum passages, and more recently with desktop publishing software like Aldus PageMaker including versions of Lorem Ipsum.

Известно, что Чарли Чаплин чаще всего на съемках обходился без такой скучной вещи, как сценарий, большая часть его трюков была придумана «на ходу». Сегодня, как ни странно, импровизация, как особый вид актерского мастерства, тоже не пропала полностью, и иногда перед камерой рождаются настоящие шедевры, которые было бы очень сложно повторить.
Импровизации, ставшие изюминками советских фильмов

«Джентльмены удачи»

Сцену с зарядкой на даче снимали зимой, в день съемок, как назло, на улице стоял 17-градусный мороз. Леонов, Вицин и Крамаров настолько не хотели бегать полуголыми, что сговорились не раздеваться и выйти на камеры одетыми. Один Раднэр Муратов не присоединился к тихому актерскому заговору – по воспоминаниям, он вообще держался в группе звездных коллег особняком, поэтому из-за него попытка неподчинения режиссеру сорвалась. Выскочив раздетым на мороз, Василий Алибабаевич и других заставил сделать то же самое. В отместку Крамаров подкрался к нему и прямо перед камерой начал натирать снегом, а Вицин, чтобы было веселее, стал тереть и самого Крамарова. В итоге именно этот дубль взяли в фильм, хотя повторять такое актеры не согласились бы никогда

«Бриллиантовая рука»

На съемках любимой комедии, как оказалось, было несколько незапланированных моментов, которые затем вошли в окончательный вариант. Андрей Миронов слыл великим мастером импровизаций. Например, однажды перед камерой, он так удачно махнул головой, что этот жест решили сделать «изюминкой» его героя. А гениальную фразу: «Леди, сеньора, фрау, мисс, к сожалению, ничего не выйдет! Руссо туристо! Облико морале! Ферштейн?» актер полностью придумал сам и выдал ее на одном дыхании – Гайдай не мог упустить такой шедевр.



Смачное словечко «Идиот!» которое Анатолий Папанов рявкает, высовываясь из воды, на самом деле предназначалось ассистенту режиссера. Дело в том, что температура воды в Черном море в момент съемок была не очень-то летней, и актер промерз так, что уже не сдержался и после очередного запоротого дубля начал ругаться.

А в одном из последних кадров, когда Никулин получил удар крюком подъемного крана по голове, незапланированная травма оказалась настолько серьезной, что актер с трудом закончил в тот день съемку. Для любого иностранного артиста было бы шоком узнать, что за такой ущерб русская знаменитость не получила ни копейки, ведь там принято разорять кинокомпанию, даже сломав ноготь в кадре.

«Любовь и голуби»


Одной из самых запоминающихся фраз в фильме стала импровизация Сергея Юрского. Он сам придумал сцену, где его герой подслушивает разговор Кузякиных, и когда они его прогоняют, говорит: «Извините, что помешал вам деньги прятать» - этот «перл» ушел в народ и стал крылатой фразой.

«Ирония судьбы, или С лёгким паром!»

В окончательной версии фильма остались две гениальные актерские импровизации, и обе принадлежат Юрию Яковлеву. Когда его злополучный герой Ипполит прямо в одежде пытается помыться, актер удивленно произносит: «О, тепленькая пошла!». Дело в том, что ванная комната для съемок была создана в павильонах Мосфильма. Из кранов действительно текла вода, только была она почти всегда холодной – кинематографистов в 70-е годы редко баловали. Поэтому, когда на одном из дублей неожиданно дали горячую воду, Яковлев действительно искренне удивился. Не растерялся он и в сцене за столом, когда рыба, которую он начал пробовать, оказалась не первой свежести. Фраза «Какая гадость, какая гадость эта ваша заливная рыба!» стала одной из любимых у зрителей.

«Служебный роман»

В фильме достаточно много импровизаций, Эльдар Рязанов всегда давал актерам возможность проявить себя, и в знаменитую комедию каждый из них привнес много шуток и находок. Однако одним из самых забавных оказался эпизод, в котором персонаж Андрея Мягкова отбивается от разъяренной начальницы. На одном из дублей актер вдруг схватил маленькую Лию Ахеджакову и начал закрываться ею. Не ожидавшая такого поворота секретарша очень натурально заорала.

«Золушка»

Фаина Раневская, обладавшая искрометным чувством юмора и достаточно тяжелым характером, очень любила импровизировать на съемочной площадке. Однако Евгений Шварц совершенно не переносил, когда актеры хоть на йоту отходили от написанного им текста. Фаина Георгиевна так рассказывала о моментах совместного творчества:

«Меня Шварц любил и позволил несколько отсебятин – правда, согласованных с ним. Там была еще такая сцена. Я готовлюсь к балу, примеряю разные перья – это я сама придумала: мне показалось очень характерным для Мачехи жаловаться на судьбу и тут же смотреть в зеркало, прикладывая к голове различные перья и любоваться собой. Но для действия мне не хватало текста. Евгений Львович посмотрел, что я насочиняла, хохотнул и поцеловал руку: «С Богом!».

В результате появился великолепный эпизод, в котором Мачеха, всхлипывая, садится к зеркалу, а Золушка подает ей диковинные перья.
– Я работаю, как лошадь. Бегаю (перо), хлопочу (перо), требую (перо), добываю и добиваюсь (перо), очаровываю (тощее павлинье перо).


Настоящая баталия разыгралась у автора с Яниной Жеймо, когда та решила несколько изменить одну сцену. Актрисе казалось, что Золушка не должна просто и быстро соглашаться надеть туфельку сестре, ведь при этом рушатся все ее надежды. Однако Евгений Шварц был не согласен, он считал, что доброта и способность к самопожертвованию главной героини – это главные ее качества. Тогда Янина Болеславовна пошла на открытое неповиновение. Во время съемок, в ответ на просьбу Мачехи, она решительно отказалась. Раневская повторила фразу, более убедительно.

Золушка ответила: «Ни за что». Растерявшись на секунду, Мачеха тогда начала говорить именно то, что должна была сказать в таком случае эта героиня: «Иди попрощайся с отцом! Я выживу его из его собственного дома!» Улыбнувшись, Евгений Шварц добавил: «Фаина Георгиевна, вы еще забыли сказать, что он умрет на плахе, в тюрьме, и в яме»


Поделись с друзьями

Имя:*
E-Mail:


Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив